subscribe to the newsletter

  • Серый Instagram Иконка
  • Серый Facebook Icon

109012, Moscow, Ilyinka St., 3/8, building 5    |    +7 (495) 162 0893     |     info@triumph.gallery     |     daily from 11.00 – 20.00     |     free entrance

ЧТО-ТО БУДЕТ ПОТЕРЯНО

Евгений Гранильщиков

22.01.2014 – 16.02.2014

 

Центральный Манеж, Москва

www.moscowmanege.ru

В рамках цикла «Большие надежды»

Видеохудожник Евгений Гранильщиков работает с реалиями повседневности через игру с кинематографической формой, выявляя медиальную хрупкость этой реальности. В проекте «Что-то будет потеряно» Гранильщиков рассматривает современные социально-политические ситуации в пересечении с вымышленными лирическими героями. Социальные фобии, травмы, сложности коммуникации – пунктирные темы этого проекта.

Герои оказываются в ситуациях, в которых от них требуется адекватно интерпретировать окружающую их действительность. Здесь и проявляется языковой разрыв, небольшой сбой, синкопа, которые являются сюжетообразующими механизмами. Буквально речь идет о языке, в котором изначально заключены несоответствия или возможность иных интерпретаций. Подлинность и имитация стремительно меняются местами, и это, кажется, совершенно ускользает от внимания героев.

В работах Гранильщикова «целое» изначально утрачено. Вместо фильмов, коротких видео или серий фотографий мы видим руины, осколки. Есть открытая структура произведения, а зрителю предлагается роль археолога. Несколько десятков скриншотов – уже почти фильм. Этот фильм утратил длительность, но сохранил другие кинематографические коды, например – последовательное драматургическое развитие или сюжет. В итоге мы видим прозрачность метода и, в то же время, рассказ, претендующий на искренность.

В работе «Фобии» воображаемый фильм конструируется из девяти фотографий и одного 20-секундного ролика, найденного на YouTube. В «Фобиях» рассказывается не только о страхе перед полетами, но и о травме от самих медиа, в частности, о страхе перед длительностью и повествовательностью фильма. В «немом» фильме «Сладкие сигареты» на экране большую часть времени зритель видит движение красного огонька тлеющей сигареты, а звуки и разговоры героев предстают в виде субтитров. Темнота экрана словно отгораживает от нас этих персонажей, являясь одновременно и модернистской условностью, и буквальной реальностью, то есть – местом действия, в котором и разворачивается шестиминутный диалог.

Каждая работа в проекте «Что-то будет потеряно» ускользает от однозначной интерпретации – и это есть ситуация некоторой подвешенности, в которой и автор, и его герои ходят по тонкой грани, постоянно испытывая чувство уязвимости.